Искусство или коммерческий продукт?

рецензия на книгу первой солистки Мариинского театра Марии Хоревой «Научите меня балету!»

Мария Хорева. Научите меня балету! Как воспитать свое тело

Балет Петербурга – символ отечественного искусства с богатой историей. Многие десятилетия Мариинский театр оставался одной из ведущих площадок мира, где танцевали одаренные артисты с яркой индивидуальностью, вдумчивые, музыкальные, они сохраняли традиции русской школы.

С недавних пор в стенах театра начал активно формироваться личный бренд танцовщицы – Марии Хоревой. Едва выпустившись из стен Академии Русского Балета им. А.Я. Вагановой (2018 г.), она стала первой солисткой Мариинского театра и стремительно набрала репертуар («Аполлон», «Пахита», «Щелкунчик», «Корсар» и т.д.). Как многие в балетный класс танцовщица шагнула из спортивного зала, где занятия художественной гимнастикой заложили основы в юном даровании, превалирующие в каждой партии. Специфические данные (шаг, подъем, гибкость и др.) не могут компенсировать артистизм, крайне необходимый для служения искусству. Богатый список ролей Хоревой ни что иное как галочки в резюме, ей до сих пор не удалось создать ни одной партии в полном смысле данного слова. Например, Аврора из «Спящей красавицы», казалось бы, подходящая по возрасту, физическим данным героиня, осталась безликой и картонной. Персонаж проживает целую жизнь за время спектакля, предстает перед зрителем нежной, кокетливой, аристократичной, и раскрытие образа прописано в музыке П. Чайковского.

Только вот у Хоревой – безжизненный облик, и выход на вариации как на парад алле в цирке. Нет взаимодействия с партнером, отсутствует осознание коллективности в действии (в мизансценах), завершение каждого соло и финальная поза как призыв к бурным аплодисментам. Зачастую подобное списывается на неопытность, пока не становится очевидным: балерина фанатично шлифует технику, отказываясь от работы над внутренним наполнением. Внешний облик важнее содержания – это бич современного искусства. Некоторые исполнители забывают о том, что зритель может в финале pas de deux с азартом посчитать fouetté, но на протяжении 2–3 часов публика предпочитает наслаждаться действием. Магия балетного спектакля в слиянии музыки, хореографии, драматургии, трогающей сердце публики даже в XXI столетии своей гармонией, сплоченностью, согласованной работой солистов и кордебалета.

На протяжении двух лет было интересно наблюдать за неудержимым стремлением Хоревой завоевать широкую аудиторию, покоряя молодое поколение видеороликами на YouTube, больше в Instagram. Многочисленные интервью на телевидении и в прессе – заигрывание с почитателями и хорошо продуманной стратегией создать миловидный образ юной балерины. За каждым высказыванием слышалось спортивное прошлое и дилетантизм во всем. Самые частые вопросы о партиях мечты, обычно сводились к обобщённому ответу о стремлении выйти из зоны комфорта, попробовать себя в многочисленных ролях мирового репертуара, избегая конкретики.

Стремительный рост популярности Хоревой никак не связан с достижениями на сцене. Неопытной балерине с весьма своеобразной конституцией тела постепенно доверили богатый репертуар театра, но справиться с ним еще только предстоит. Тем не менее многомиллионная аудитория виртуального мира узнала @marachok (личная страница Хоревой в Instagram), в 18 лет она стала амбассадором Nike, что подогрело интерес к танцовщице–спортсменке.

Увлечение популярными сетевыми приложениями повлияло на формирование в Хоревой типовой «рабочей» позы, в положениях головы, корпуса. В поисках света и выигрышного ракурса для фото она перенесла это и на сцену, пожертвовав каноническими позировками, уступая приемам, приемлемым только для портретной съемки.

Возможно, балерина-блогер так и осталась обсуждаемой в узком кругу специалистов как «коммерческий продукт» своей эпохи, на который приходит в театр Instagram–публика, следили за ней в социальных сетях, если бы не два обстоятельства: появление Хоревой в «Большом балете» Телеканала Культура и выход книги «Научите меня балету!». К великому счастью, сегодня каждый желающий может полностью посмотреть проект и сделать выводы, подмечая полностью петербургское жюри, подталкивающее к победе родной Мариинский театр. Интервью танцовщицы напоминало отчет марафонца о забеге, а не осмысленную речь о партии, образе. Каждый этап конкурса доказывал отсутствие актёрского дарования, проблемы с восприятием музыки, отсутствие танцевальности при всех физических возможностях. Все это казалось общим впечатлением и могло бы сойти за некоторую клочковатость восприятия, молодость и неопытность исполнительницы, результат неудачного монтажа, если бы не появление авторской книги героини.

«Научите меня балету! Как воспитать свое тело» – заголовок, вызывающий недоумение, как призыв о помощи, дополнен: «Мария Хорева – первая солистка Мариинского театра» (М.: Эксмо, 2021. – 384 с. : ил.). Печатное издание, поддержанное футбольным клубом «Зенит», лично руководителем Александром Медведевым, очередное свидетельство современного «продукта» для широкого потребителя, не имеющего отношения к искусству.

Заявленный комплекс упражнений и секреты танцовщицы в действительности беспомощная попытка автора подкрепить популярность у Instagram–аудитории и дать очередной инфо–повод напомнить о себе. Вполне можно было бы оставить «за кадром» очередное нелепое издание, если бы Хорева не вносила им сумятицу в умы подрастающего поколения путем своего печального примера.

Во вступлении автор сразу же повествует о популярности в социальных сетях, едва удерживаясь от озвучивания статистики просмотров и количества подписчиков, при этом даже не упоминая о достижениях на сцене. В разделе «Почему я танцую?» она дает совершенно неожиданный ответ: «В процессе роста моих Instagram и YouTube все больше и больше людей стали напоминать мне о сходстве звучания моей фамилии с греческим словом “танцевать”: Хорева = χóρευα = танец. Я танцевала. Все. Точка» (с. 8). Учитывая аудиторию тинэйджеров не удивительна подобная трактовка. Только вот автору стоило обратиться к словарям (хотя бы из открытых источников) и восполнить пробелы в образовании. В действительности, древнегреческое χορεία – хороводная пляска (термин танец имеет в себе польские и немецкие корни). Этимология фамилии автора прозаичнее – «хорь» ­– род млекопитающих, семейство куньих. Есть и другая версия: фамилия происходит от второго названия горы Синай – Хорив. Но танцовщице приглянулся вариант, предложенный многочисленными подписчиками (исключительно теми, что оставляют положительные комментарии. Отметим, что даже в сетевой сфере танцовщица не терпит критики. К тому же, нарочито публикует материалы на английском языке, тем самым показывая пренебрежение к большому количеству отечественной аудитории).

На страницах своей книги Хорева поведает читателям (обращаясь попеременно к ним на «ты» и «вы») о навыках десятипальцевого скоростного слепого набора текста и методике, способной развить тело, дух, крепость мышц. Все было бы забавно, сошло за школьное сочинение амбициозной исполнительницы, не будь она юным лицом Мариинского театра, следовательно, несущей ответственность за имидж труппы. Воспитанница старейшей школы и артистка ведущей сцены не может демонстрировать невежество и необразованность. С первого раздела автор отмечает, что в карантинное время она стремилась «к своим любимым зеркалам, балетному полу, станку, педагогу» (с. 9). Педагог (чаще упоминается тренер) в данном перечне стоит на последнем месте, уступая антуражу совершенствования тела. Как и положено современному блогеру – это скрытая реклама, наименование брендов станка и линолеума будет отмечено вначале и конце книги. Ближе к финалу утомленный читатель уловит и вскользь упомянутое имя педагога.

Настоящий артист балета никогда не будет применять специфические спортивные термины в печати, так как в искусстве балета есть свой собственный официальный язык, разработанная терминология и «арго» – понятный профессионалам. Будучи больше спортсменкой, Хорева активно использует понятия «тренировки», именуя коллег «многоопытные члены балетных трупп» (хотя все это дипломированные артисты в первую очередь), сводя ежедневный балетный тренаж к попытке наработать технику, сжечь калории, улучшить фигуру. В этом всем нет упоминания о развитии артистизма, музыкальности, осознанного подхода к роли, изучению партий.

Автор обозначает и специфическую аудиторию, на которую направлено издание, подмечая, что книга «пригодится всем, кто совершенствуется не только в балете, но и в смежных областях: фигурном катании, художественной гимнастике, танцах, синхронном плавании, фитнесе» (с. 11). Логика совершенно не ясна, кроме спортивного посыла развития гибкости, прыжка, конечно же, пресловутой растяжки в предложенных комбинациях, которые по мнению автора, «проще понимать, когда в них не так много букв» (с. 92).

Тщетная попытка «поделится накопленными знаниями» нелепа, так как опыта как такового у автора нет. Конечно, спортсмены к 20-ти годам уже покидают арену, артисты балета только набирают мастерство и книг не пишут, пока учатся (чаще получают высшее образование в специализированных учреждениях, в том числе в стенах родной Академии). «Даже одно само слово “балет” будет упомянуто несколько дополнительных раз сверх нормы, заслуживает усилий с моей стороны в эпоху, когда биткоины, сериалы, курс доллара, социальные сети и новые модели айфонов, отвоевывают последние нетронутые маркетингом уголки человеческого сознания» (с.12). Странный посыл танцовщицы, ибо в сложные годы Революции, Второй мировой войны, Блокады Ленинграда, лихие 90-е люди знали, что такое балет как искусство, где и главное кто обучает будущих артистов, и находили путь в театр. Сегодня при переизбытке предложения и спроса, в мир виртуального посещения мировых оперных театров и возможности увидеть лучшее из богатейшего балетного репертуара, спекуляция на популярных темах – бессмысленна. Применяя к экзерсису формулировку «странная тягомотина» – вполне могло бы стать финальной точкой при просмотре книги, если бы не желание разобраться: зачем автор упоминает методику Агриппины Яковлевны Вагановой.

Классический танец с его строгими законами описан в целом ряде профессиональных изданий, каждое из которых результат многолетнего и кропотливого труда. Ваганова и ее последователи имели богатейший багаж знаний, практики, методику, отшлифованную на учениках (многие из которых выросли в видных артистов, педагогов), в спорах о правильности подачи материала. Никто из выдающихся мастеров прошлого не осмелился сказать, что его методика направлена на развитие «универсального тела артиста». Данное утверждение широко используется в популярных телевизионных шоу, где представлены в основном уличные танцевальные направления. Универсальный солдат не существует даже в армии. Ежедневная муштра не способствует формированию личности, способной одновременно хорошо управлять танком и самолетом, при этом быть снайпером. Великое заблуждение юных артистов, что можно каждое тело подогнать под общее мерило.

Отсутствие базовых знаний, умноженное на нежелание «оглядываться по сторонам», анализировать навыки, сопоставление себя с коллегами служит причиной поиска формулы универсальности. Хорева напишет, что «со временем основная часть этих знаний и умений должна упасть в копилку автоматизма. Весь этот запас, все освоенные технические элементы – все пойдет в пищу нашему артистизму» (с. 383). Величайшее из заблуждений! Никогда еще автоматизация процесса не способствовала развитию артистизма, ни один тройной пируэт, сделанный чисто, с лицом, лишенным вдохновения, руками колкими, «не певучими» не станет «бонусом» в создании партии. Вспоминая мастеров прошлого, мы видим созданные ими роли, прощая легкие огрехи, если таковые имелись. Людмила Семеняка в Авроре танцевала вариации музыкально точно, с чистыми позициями рук с легкостью, завершая каждое движение кистью рук и поворотом головы. Самое главное, что воодушевляло публику в исполнении балерины – новые нюансы на каждом спектакле, отсутствие автоматизма, неприемлемого в балетном театре, но свойственного спортсменам.

Хрестоматийные вопросы: «Кто виноват?» и «Что делать?». Не стоит гневаться на школу, возлагая на нее ответственность за «полуфабрикат» с дипломом. Причина гораздо глубже. Сегодня многие забывают о том, что главенствующую роль в формировании личности играет семья. Именно родители определяют вектор, по которому пойдет развитие ребенка. Мало оплатить кружки, важно, сформировать интерес к будущей профессии (даже если это попытка реализовать собственные амбиции), делегировать авторитет педагогу и дать ему право «последнего слова», помочь определить кумиров. Академия Русского Балета как учебное заведение исключительно, здесь богатейшая история отечественного искусства представлена живыми легендами, у ученика есть шанс перенять у них профессию. Каждый ученик благоговеет перед старшим поколением, относясь к нему с пиететом и уважением. Дисквалифицируя себя как профессионала, Хорева упоминает педагога, не подмечая его достижений. Возможно, вместо многостраничного повествования о косметике, пластырях, стоило высказать благодарность Учителю, выдающемуся профессору, легендарной артистке балета, педагогу–репетитору Людмиле Валентиновне Ковалевой?

Ответственность за это всецело на семье, где видимо в корне отсутствует уважение к профессии и сформирован культ личности Хоревой. Танцовщица, вспоминая годы обучения, обретения профессии сводит к единственному аспекту: «становилось очень гордо, голову хотелось держать высоко и правильно» (с. 115). Базовое образование осталось не освоенным по недосмотру родителей, которые, потакая наращиванию техники, не замечали пробелов в школьной программе. Иначе не объяснить путаницы пословиц, поговорок, псевдо-библейских цитат, щегольство Пушкиным и упоминанием Истоминой в «Евгении Онегине». Почему-то, по мнению автора, «не так уж давно, всего пару столетий назад, женские лодыжки были настоящим запретным объектом обожания <…>. Пушкин так любил и ценил балет, и кажется, что нельзя сказать о важности стоп в балете красноречивее, чем он» (с. 330). Воспевая стопы «самую удаленную часть тела» (с.330) танцовщица и не заметила, что поэт ничего подобного не писал. Обманчиво впечатление автора от поэтических строк, будто направлены они на воспевание щиколоток коллеги из прошлого. Хорева вновь как истинный спортсмен отмечает важность силы ног, забывая, что каждое движение в искусстве не набор элементов, а слагаемое танца.

Будучи «продуктом своего времени» автор книги недопонимает и современной терминологии, относя к гаджетам пластыри, кремы, шпильки и набор спортивного инвентаря, который у нее «прочно закрепился на чердаке сознания, задвинув многие вещи подальше в пыльный угол» (с.346).

Возможно, стоило бы Хоревой не замахиваться на книгу с громким названием и не акцентировать внимание на советах, основанных на отсутствующем опыте. Вполне в духе времени было бы публикация сборника постов из Instagram, руководства к пониманию видеороликов на YouTube без упоминания балета в принципе.

Повествование первой солистки Мариинского театра заводит читателя в совершенный тупик. Восхваляя собственные достижения в воспитании тела, автор в эйфории отмечает, как будучи сильным оно помогает «не беспокоиться о каждом следующем шаге, беречь силы, следить за процентами на индикаторе батарейки тела. Он теперь хозяин сцены, ему вдохновение подавай и полное слияние с образом. И они приходят. Нет – прилетают! Ты сама летишь вслед за ними, забыв о той реальности, с которой все начиналось – линолеум сцены не очень удобный, костюм, простуда, недавняя травма. Реальными становятся твоя героиня, твой сюжет, твоя музыка – твой балет» (с. 382). За этим пассажем стоит личность эгоцентричная, недопонимающая сущности искусства, в целом своего пребывания в труппе. Театр – живой организм, сложный, во многом противоречивый, где каждый спектакль – результат труда многих людей. Где солист – лишь маленький винтик, ничего не представляющий из себя без своих коллег по сцене и педагога, без вспомогательного состава и оркестра, без создателей этого произведения. Блистательные мастера сцены, ведущие премьеры мировых театров никогда не скажут «мой балет», не упоминая имен хореографа, композитора, партнеров.

Оставляя без внимания стилистику повествования, нелепость описания (вроде «отчленения ног от тела», «движение задней ногой», «перпендикулярных бедер к ногам» и т.п.) хочется отметить, для кого все же предназначено данное издание. Автором оговорены все спортивные направления фигурное катание, синхронное плавание, гимнастика. В целом – это издание хороший пример «коммерческой продукции» для популяризации Хоревой в непрофессиональной среде социальных сетей, галочка в резюме. Книгу вполне можно было бы адресовать родителям, которые ведут детей в профильные училища и хотят вырастить из них артистов балета. Данный труд поможет им сделать «работу над ошибками» и акцентировать внимание на важности изучения истории балета, чтении литературы, познания мира искусства, бережному отношению к традициям, сохранению наследия и, конечно же, научат своего ребенка во главу угла ставить выдающихся мастеров, а после, в конце уже свое собственное имя.

P.S. В составе труппы Мариинского театра есть талантливые артисты. Многие годы они ждут своей очереди к продвижению по иерархической лестнице. У них нет раскрученных аккаунтов в социальных сетях, но главное, что они имеют – талант и трудоспособность, чтобы ежедневно совершенствоваться с педагогом, шлифовать партии, штудировать литературу, осознавая суть постановки, в поисках правильной трактовки роли. Они служат Искусству, пока дерзкие кумиры молодежи временно отвоевывают себе пространство.

Янина Гурова

Искусство или коммерческий продукт?: 16 комментариев

  1. Очень добротная рецензия! Спасибо, автор

  2. Отличная рецензия, очень меткая. Спасибо! Хорева как феномен очень печальное явление. Совсем печально, что на пустом месте артистку сделали первой солисткой. Ее спектакли скучные, бессмысленные и пустые. И, увы, с чувством реальностм у Марии все так же плохо, как с музыкальностью и танцевальностью. Пиар, еще пиар.

  3. Спасибо за такой разбор. Полностью поддерживаю. Бренд Хоревой — черная метка на Мариинском.

  4. Это не рецензия на книжку… Это ушат несдерживаемой желчи на молодую и талантливую Балерину

  5. Виталий, балерина с большой буквы — это Дудинская, Плисецкая, Уланова, Максимова, но не Хорева.

  6. Удивлена, что пропустили комментарий Виталия. А так сплошные хваленые отзывы, как и на канале Ильи Кузнецова. Янина, что ж вы так не приемлете противоположное мнение? И что ж вы меня забанили, когда я вам указала на ваше незнание системы обучения педагогов-хореографов в Санкт-Петербурге и танцевального спорта. А знать вы никак не можете, особенно про бальные танцы, так как вы историк балета, «понаехавший» в МОЙ родной город из Одессы! Но при этом строите из себя супер-мега-эксперта. Можете мой комментарий не публиковать.

  7. Анна, Вы были заблокированы по объективным причинам. Я очень хорошо знаю систему обучения педагогов-хореографов, но наши мнения с Вами о качестве образования не совпадают. К тому же, танцевальный спорт с 2018 года одно из приоритетных направлений в сфере моих интересов, но я не позиционирую себя в нем профессионалом.

    Анна Уштан (Воробьева) Вы заблокированы на многих профессиональных форумах по вполне объективным причинам, в частности из-за проявления агрессии.

    На нашем сайте публикуются все комментарии, если они не задевают чувств участников обсуждения.

    В случае, если Вы желаете выразить свое мнение лично, напишите мне на почту gurova1@mail.ru

  8. Янина, истерика и агрессия это у вас! ))))
    Про бальные танцы вы даже не смейте говорить что-то, не отзанимавшись и не пробыв в этом виде искусства и спорта как минимум 10 лет как профессионал. По поводу «множества профессиональных форумов», где меня «забанили», это вообще туфта. Да, была на одном, где пишут гадости про многих танцоров и тренеров. С этой целью он и создавался, как я поняла, спустя время. Даже поименно знаю, кто именно пишет. Больше ни на каких форумах не присутствую вообще. Меня уважают топ-профессионалы, знающие меня лично. Поэтому до мнения форумных анонимов мне нет дела.
    Что касается Марии Хоревой, то она в свои 19-20 лет несомненно добилась намного большего, чем вы, Янина Гурова! И вас это раздражает. Вы пытаетесь себя позиционировать профессионалом. И уже не только в балете, но и в бальные танцы влезли.

  9. Анна,
    Мнения бывают разные, это правда. Однако в классическом балете есть очень строгие критерии. Нарушая их — разрушаем балет.
    По этому, все претензии к Марии Х. в отношении её профессионализма, описанные Яниной, существуют и видны не вооруженным глазом ( во всяком случае профессионалам). Так что мнение своё вы конечно иметь можете, вам и солёное мороженное может нравится…. Но гамбургский счёт остаётся главным в профессии.
    Замечания по поводу стиля, языка и содержания книги очень меткие. Даже странно, что такое вообще может кому-либо понравится, разве что безмозглому подростку.

  10. Excellent review! This is not to say that I am against Maria’s ardent attempt to popularise her exercise routine on her channel and her childish belief that she IS a representative of the Mariinsky tradition by virtue of being a member of the company. But, as the review perfectly sets up, there is a difference between apples and oranges, between arts and crafts, and between ars and techne. There is no introspection or contemplation, if you wish, in everything she presents. A jolly and happy, she does not know yet that real art, in its highs and lows, is an ascendence, labor, and self-questioning. There is no harm, however, in publishing a book as long as her share of the market does not claim to be an ultimate harbor of the professional know-how. Nureyev’s «autobiography» of 1962 published in English by a twenty-four-year-old dancer who could barely express himself in any foreign language at this point was a gesture and a promise to which the dancer had to live up the rest of his passionate service to the arts. As for Maria’s book, I can quote her own cheer-leader utterance often featured in video routine: «keep trying, guys, you are doing great.»

  11. Спасибо за профессиональный разбор и мнение о книге Маши. Так грустно смотреть, как она полностью прогнулась под гнетом папы — демиурга «феномена» МХ. Она вообще в этой вакханалии фигура скорее печальная, так как вообще своего мнения у неё нет ни по одному вопросу. Аккаунт за неё ведёт мама с папой, она может только по сценарию ногу задать где надо

  12. Спасибо за рецензию. Я с интересом наблюдаю за выпускниками Академии, благо, выпускные сейчас можно и в Москве посетить, и в интернете довольно много появляется видео. Чего, к сожалению, не скажешь о МГАХ. Конечно, Марию видела на сцене. В «Сюите в белом» она очень понравилась, но все остальное разочаровывало. Например, очень была удивлена тем, что ее поставили в «Джоконду». Театральные роли видела только в записи и они тоже не понравились, особенно Никия. Вы правы, при технически чистом исполнении она не в силах создать даже намек на образ. Думаю, что ее быстрый взлет по карьерной лестнице только повредил ей, позволив еще больше уверовать в правильность выбора направления своего развития. Сомневаюсь, конечно, что Ваша рецензия заставит ее задуматься, возможно, только со временем.

  13. Великолепная и очень обьективная рецензия,только самоуверенная выпускница любого вуза,а Хорева еще и не имеет высшего образования,может сама себя восхвалять,извините,смотрю балет 6о лет,видел почти всех и Хореву то же:лучше бы не видел!!!Для особых критиканов сообщаю,шел на Щелкунчик 13 января год назад,где она дебютировала с Кимином, в належде на чудесный вечер: поплыла уже в первой вариации,лицо восковой куклы и как Кимин не старался,дуэта не получилось,ну все же знают,что за ней стоит Фатеев,поэтому и пар неры Париш,Ким,Шкляров ,а теперь и Корнеев,ясно чей сын,позор,забыта Ковалева,ни о слова о предшественн ках и той же Вишневой, до которых ,как я теперь представляю,ей не дотянуться никогда!!!

  14. Блестящая рецензия. Согласна с вами. Я смотрела все выпуски Большого балета с Хоревой и не могла отделаться от ощущения, что жюри подсуживает. Кстати, там Мария утверждала, что критику любит, покорно кивала на замечания, потому что так надо. Но сквозило самомнение в каждой реплике. А в финале так вообще, чуть не микрофон у Вишневой выхватила из рук, так нетерпелось сказать. Вспомним Светлану Захарову, которая уже добившись немыслимых успехов и признания, говорила, что она «вечная ученица» и не в пример Хоревой себя скромнее вела. Но вообще-то это также вопрос к театру и академии, если что. Если вы набираете детей по данным, а не по артистизму, то чему удивляться? Плисецкая как-то рассказывала, что когда её принимали в училище, то смотрели на музыкальность, чувство ритма, артистизм и не много значения придавали шагу, растяжке. Поэтому у нас были легенды и такие имена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *