Русский театр на «Плахе» — «Мост дружбы» говорит о вечном

30 ноября завершается XV Международный фестиваль русских театров «Мост дружбы» в Йошкар-Оле. Фестиваль, собравший в Марий Эл русские театры из пяти стран и семи регионов России, давший возможность познакомиться друг с другом очень разным труппам, а зрителям – увидеть спектакли в жанрах от дель-арте и комедии до притчи и моноспектакля.
Одной из серьезных страниц фестиваля стал спектакль «Плаха», который в честь девяностолетия Чингиза Айтматова поставил Акмолинский областной русский драматический театр из Кокшетау (Казахстан). Постановка Шамиля Дыйканбаева раскрывает линию Авдия Каллистратова, бывшего семинариста, который отправился в Моюнкумские степи вместе с гонцами за наркотиками. Выгнанный из церкви за свободомыслие и концепцию «современного Бога», герой сталкивается с жизнью, ее суровой мирской действительностью, где главный Бог для людей — деньги. В попытке спасти сошедших с верного пути Авдий прогибается (или нет?) под гнетом существующей системы. Вопрос для каждого имеет свой ответ.

Из дальних степей – в Марий Эл

Театр из Казахстана привез на фестиваль спектакль, в котором речь идет об основах жизни — вере и неверии. предательстве и спасении, добре и жестокости. Не одно поколение выросло на «Плахе» Чингиза Айтматова, часть из которой стала основой спектакля.
— Мы экспериментаторы, — говорит директор Бейбут Бахтыгереев, — наша публика прекрасно воспринимает и классику, и подобные поиски. Что интересно, последнее время в театр активно идет молодежь. А мы, со своей стороны, тоже работаем со зрителем: открылся «Киндер-театр» для детей от года до пяти лет, в скором времени открываем экспериментальную сцену. Поездки на фестиваль «Мост дружбы» для нас — не только путешествие в гости к хорошим друзьям в Йошкар-Олу, но хорошая возможность сравнить подходы, посмотреть друг на друга и… расти дальше.
Множество ролей в спектакле играют одни и те же актеры, так Василий Гречанников играет в «Плахе» следующие роли: Отец Координатор, Гришан и Обер Кандалов. В этом путешествии от добра ко злу и обратно, как выяснилось, вполне возможно, что все трое — грани одного и того же.
— Было много вопросов в начале показов, — говорит актер Тимур Валиев (Авдий), — почему играем на кресте, что это, о чем и зачем. Для меня это прежде всего история о вере и религии, и мне как мусульманину помогало это понимание.
В целом в истории-притче и крест — не столько крест в религиозном его понимании, сколько некая система координат, в которой каждый из нас выбирает свой путь

На «Плахе» и на плахе

На сцене театра Константинова выстроили плаху — крест из деревянных столов. Зрители сидят на сцене по обе стороны креста, таким образом сразу погружаясь в историю, «обнимая» ее целиком и не имея возможности от нее отключиться. Мы постоянно видим персонажей и беспросветную реальность их жизни, но мы так же постоянно видим друг друга — ты не можешь никуда увести взгляд, не можешь спрятаться от действительности. Сценография работает очень многозначно, в зависимости от зрительской трактовки место действия может переноситься и в зал суда, и в тюрьму, и на Голгофу. На огромном кресте постоянно находится главный герой, Авдий Каллистратов, в исполнении Т. Валиева.
— Здесь нет хороших и плохих персонажей. Главный герой Авдий: с одной стороны, он верит в бога, он должен казаться положительным героем. Но я совсем ему не симпатизирую. Он совсем не лучше тех же браконьеров или гонцов. И когда появляется Гриша в исполнении В. Гречанникова — он такой убедительно страшный. Он такой настоящий. Он не врет себе. И мои симпатии в этой дуэли почему-то не на стороне Авдия, а на стороне Гришана, — рассказывает о впечатлении от актерских работ член жюри и театральный менеджер Армине Оганесян (Москва).
Хочется отдельно отметить работы В. Гречанникова и Н. Джунусовой, исполняющей роль следователя Джасилбековой.
— Актер Гречанников находится в трех ипостасях: дьявол (Гришан), отец Координатор и обер Кандалов — человек от государства, который занимается черным бизнесом по отстрелу сайгака. То, что один актер существует в этих трех ролях — это очень смелый ход. Это значит, что опасность может прийти с любой стороны: от подпольных, от легальных и от духовных. Опасность этой позиции, когда человек (Авдий) говорит: «Бог во мне. Не ограничивайте мне моего Бога», — отмечает критик и режиссер, член жюри Григорий Кофман (Берлин).
Актриса Н. Джунусова, играющая следователя, как отметило жюри, стала в этом спектакле как бы матерью всем этим преступникам, но матерью, которая может наказать и направить только силой власти. У Джунусовой получился очень глубокий, очень горький образ сильной, жесткой, но сочувствующей женщины, которая, несмотря на свои обязанности, все-таки чувствует боль за пропадающих молодых людей.
— Такая трудная литературная первооснова для сценического воплощения, невозможно сложная. Тем не менее она была освоена, — подытожила увиденное член жюри, театровед Нина Мазур (Ганновер).

О необычном

Театровед и член жюри Драгана Бошкович (Белград) особо отметила спектакль «Плаха»: В этом спектакле я увидела очень редкий жанр миракля. Я хотела узнать у режиссера, сознательно ли он это сделал. В сценографии мы видим форму креста. Тот персонаж, который постоянно дискутирует со своим духовным началом, — в сущности, это любой человек. Такой человек не имеет права на собственную биографию, он представляет род человеческий. Он берется с силами зла, которые в этом спектакле показаны как силы материального мира и борьбы за могущество. Режиссер этого спектакля выходит за пределы истории, он не просто рассказывает историю. Он создает стиль постановки, в которой говорят о чем-то, но не говоришь ни о чем конкретном. Особенно это заметно в истории любви героя. Миракль — один из главных церковных средневековых жанров. И он всегда стоял на истории любви. И этот герой, прежде всего, погибает из-за любви.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *