Вечер дружеских воспоминаний. К 80-летию Никиты Долгушина

В текущем году, богатом на события и даты в истории балета, исполнилось бы 80 лет со дня рождения выдающегося русского артиста, педагога, хореографа – Никиты Александровича Долгушина (1938–2012). 21 сентября в Белом зале Библиотеки им. М.Ю. Лермонтова состоялся вечер дружеских воспоминаний его учеников, артистов и коллег.
В истории Никита Долгушин навсегда останется танцующим философом, поистине «человеком эпохи Возрождения», одним из последних петербуржских интеллектуалов в мире хореографического искусства. Портрет легендарного танцовщика дополнился яркими красками воспоминаний людей, с которыми он достиг кульминации творчества как балетмейстер, педагог и художник. Каждый из выступающих прожил с ним внушительный отрезок времени в Театре оперы и балета петербургской Консерватории и в своем повествовании раскрыл в образе мастера новые, порой неожиданные грани. Место проведения, как и состав участников, не были случайными. С Лермонтовкой у хореографа давняя история дружбы и плодотворного сотрудничества. Об этом поведала Галина Ивановна Беляева, куратор проекта «Память нации». Библиофил Долгушин был частым гостем Библиотеки «Старая Коломна», где проходили тематические вечера и творческие встречи, так или иначе связанные с историей петербургского балета. Именно здесь он регулярно выступал с докладами и дарил в фонд книги об искусстве. В Белом зале библиотеки им. М.Ю. Лермонтова Долгушин был докладчиком на Лермонтовских чтениях.

А. Фокина

Вершина творчества Никиты Долгушина – эпоха становления упомянутого Театра Консерватории. Отметим, что руководство труппой он успешно совмещал с педагогической деятельностью на кафедре хореографии данного вуза, балетмейстерскими постановками и многочисленными проектами по всему миру. В 1983 году Долгушин возглавил малочисленную, но крепкую труппу, с которой шаг за шагом прошел тернистый путь театра – от статуса Оперной студии, Музыкального театра (1989) до уровня Санкт-Петербургского государственного театра оперы и балета (1994). В конце 1990-х годов именно балетная труппа под управлением Никиты Долгушина конкурировала с ведущими театрами Петербурга. В репертуаре шли уникальные двухактные версии «Спящей красавицы», «Щелкунчика», неповторимые балетные вечера, приуроченные к памятным датам и значимым событиям. Неизменным успехом у зрителей пользовались дивертисмент миниатюр «Памяти Леонида Якобсона», «Русский балет Серебряного века», «Несравненная Анна Павлова» и другие. Восстанавливая классические шедевры мировой хореографии Долгушин предъявлял публике выбор уникальных программ. К «100-летию со дня рождения Вацлава Нижинского» впервые в России был восстановлен «Послеполуденный отдых Фавна» с оригинальным оформлением Льва Бакста.

Е. Селиванова

Премьеры и юбилеи всегда посещали выдающиеся представители мира балета. В театре Долгушина с завидной регулярностью бывали Майя Плисецкая и Родион Щедрин, Наталья Макарова, Алла Шелест, Наталья Дудинская, Владимир Васильев и многие другие. В сложные девяностые годы труппа с успехом гастролировала в Германии, Швейцарии, Франции, Бельгии, Японии. В постановках участвовали ученики и студенты Никиты Долгушина, а также воспитанники детской студии при театре. Не имея возможности поставить полномасштабно балеты Петра Чайковского Долгушин, путем создания уникального сценического рисунка партии каждого танцовщика, заполнял пространство одной из самых больших сцен города.
Театр поистине живой организм, в котором есть свое сердце, а именно репетиторы, отвечающие за общее состояние коллектива артистов. Самому талантливому хореографу и руководителю труппы не обойтись без поддержки людей, знающих репертуар и способных довести до совершенства технику исполнения, помочь балетмейстеру воплотить задуманное. В театре Никиты Долгушина истинными соратниками были легендарные педагоги-репетиторы – Елена Ефимовна Селиванова и Владимир Борисович Серый – в прошлом артисты театра Леонида Якобсона. Е.Е. Селиванова в рамках вечера поделилась воспоминаниями о непростой, но плодотворной многолетней деятельности. Непреклонный в ряде вопросов Долгушин часто прислушивался к мнению репетиторов, уступая их аргументированным доводам. Например, в процессе воссоздания миниатюры Якобсона «Баба Яга» Долгушин пожелал надеть на артиста маску. Настойчивость и принципиальность репетиторов убедила балетмейстера-реставратора отказаться от собственной затеи и согласиться с сохранением аутентичного грима.
Е.Е. Селиванова скромно умолчала, что когда-то мужественно приняла на свои хрупкие женские плечи титаническую репетиторскую работу со стремительно растущим репертуаром, пополняющимся составом артистов. Благодаря ей многие танцовщики из стройных рядов кордебалета выросли до уровня корифеев и солистов. Ежедневные многочасовые авторские уроки, репетиции с требовательным педагогом без преувеличения «поставили на ноги» большинство танцовщиков.
Пройдя большой артистический путь, некоторые из солистов театра Долгушина впоследствии сами стали успешными педагогами. Например, Татьяна и Михаил Черкашины, в прошлом солисты театра Консерватории, ныне преподаватели Академии Русского балета им. А.Я. Вагановой. Т. Черкашина, хорошо известная петербургской публике как ведущая солистка Татьяна Котченко, признавалась, что сама, уже будучи опытным педагогом, часто обращается к приемам и метафорам, авторской методике Долгушина, освоенной в рамках постановочной, репетиционной работы, а также на семинарах.

В. Макарова

В артистической биографии Татьяны и Михаила Черкашиных почти весь сольный репертуар театра. В том числе и «Эпитафия» на музыку Томазо Альбинони, созданная Долгушиным по мотивам «Ромео и Джульетты», проникновенный дуэт, свидетельствующий о редкой музыкальности хореографа и самобытности пластического языка – сегодня существует как отдельный концертный номер. Не многим исполнителям удается добиться той гармонии партнерства и эстетики, что была у Черкашиных.
Никита Долгушин-педагог – отдельная глава в его биографии, незаслуженно игнорируемая исследователями. Будучи талантливым танцовщиком и балетмейстером, он умел видеть исполнительские недочеты и делать меткие замечания. Несовершенство техники молодых артистов он подмечал и исправлял с ювелирной точностью, прививая каждому эстетику петербургской школы. В тандеме с репетиторами Долгушин воспитал плеяду уникальных, универсальных артистов, которые помимо богатого классического репертуара театра могли с легкостью исполнять иногда самую «причудливую» хореографию студентов кафедры хореографии.
Валентина Макарова – артистка труппы Долгушина, ныне педагог кафедры хореографии Института культуры вспомнила эпизод создания внешнего образа к Испанскому танцу (Шоколад) из балета «Щелкунчик». Балетмейстер, получив готовый костюм, принялся вносить коррективы: прямо на танцовщице перекраивались детали лифа и пачки, добавлялись и исчезали украшения. «Надкушенная шоколадка», такое меткое определение артистки, как нельзя лучше характеризует художественное решение Долгушиным данного костюма.

М. Черкашин

Долгушин-художник всегда находил неожиданные решения. Собирая в щепотку лоскут ткани, формировал цветы, из елочных гирлянд – ожерелья, краской-спреем для машин мог пройтись по линии корсета, создавая иллюзию утонченных линий тела, легким движением отрезать подол платья, подбирая индивидуальную длину для каждой артистки.
Прима Национального большого театра балета Белоруссии, в прошлом солистка труппы Долгушина и его студентка – Анна Фокина с благодарностью вспомнила годы работы в Петербурге. Она приехала молодой танцовщицей, которой предстояло исполнить ведущие роли в репертуаре и усовершенствовать исполнительскую технику. Самым неожиданным, по мнению А. Фокиной, оказалось назначение на ведущую роль в «Кармен-сюите» (2003). Долгушин рассеял сомнения танцовщицы, предложив свой взгляд на данную партию. Он умел находить подход к каждому исполнителю и как тонкий психолог давал артистам наставления, избавляя от стереотипов мышления и страха в период подготовки новых ролей.
Федор Лопухов-младший в сотрудничестве с Никитой Долгушиным по записям своего легендарного деда в 2003 году восстановил танцсимфонию «Величие мироздания». Уникальный опыт, который мог состояться, кажется, только в театре при Консерватории, к сожалению, современники не оценили. Сам Ф. Лопухов-мл. вспомнил с благодарностью годы обучения и тот бесценный опыт, который получали студенты. Сегодня он сам педагог, воспитывая молодое поколение, прививает им уважение и память к ушедшим учителям.
В рамках Вечера дружеских воспоминаний о Никите Александровиче Долгушине участниками и гостями вечера стали люди, бывшие неотъемлемой частью ушедшей золотой эпохи театра Консерватории.

Ф. Лопухов

Т. Черкашина

Янина Гурова

Фотографии Н. Петрова и А. Никоновой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *