Музыкальные автографы незаcлуженно забытых композиторов

Музыкальные автографы14 мая в концертном зале Российской национальной библиотеки состоялся поистине уникальный концерт «Музыкальные автографы». В программе вечера прозвучали произведения композиторов, чьи архивно-рукописные материалы хранятся в Отделе рукописей РНБ: Адольфа фон Гензельта («Episodischen Gedanre Карлу Марии Веберу», «Воспоминания о Лючии ди Ламермур»), Бориса Фитингоф-Шеля («Песня без слов», «Ария Дон Жуана Тенорио»), Шарля Алькана (Ноктюрн, ор. 22, Баркарола, ор. 65, Этюд № 9 из ор. 39, Менуэтто тедеска, ор. 46, а также несколько прелюдий из op. 31).

Сочинения этих авторов для слушателей исполняли Ольга Скорбященская, Мария Шуляковская, Наталия Учитель, Вениамин Смотров.

Имена Адольфа Гензельта и Фитингоф-Шеля малоизвестны даже профессионалам, как и сочинения, некоторые из которых были представлены слушателям впервые за сто лет. Концерт в лучших традициях музыкальных салонов XIX столетия проходил рядом с тем местом, где многие годы жили музыканты. В прошлом так называемая Литейная часть Петербурга была районом столичной интеллигенции.

Видный российский музыкальный критик и пианистка Ольга Скорбященская во вступительном слове рассказала удивительную историю судьбы Адольфа Гензельта, а также о многолетней дружбе, которая связывала его с Ференцем Листом.

Адольф фон ГензельтАдольф фон Гензельт (1814–1889) – немецкий композитор и пианист-виртуоз. В возрасте трех лет начал играть на скрипке, в пять – на фортепиано. Значительный успех к нему пришел в 1832 году, после чего Гензельт отправился в турне по городам родной Германии, позднее России. Широкую популярность Гензельт обрел в России как педагог и композитор. В 1838 году он поселился в Петербурге, занимаясь главным образом преподаванием игры на фортепиано (среди его учеников – В. В. Стасов, И. Ф. Нейлисов, Н. С. Зверев). С 1857 инспектор музыки женских учебных заведений. В 1872–1875 годы редактировал музыкальный журнал «Нувеллист». В период 1887–1888 профессор Петербургской консерватории.

Высоко ценили игру Гензельта М. А. Балакирев, Р. Шуман, Ф. Лист и многие другие считали его выдающимся пианистом. Гензельт – автор многих фортепианных произведений, отличающихся мелодичностью, изяществом, хорошим вкусом, превосходной фортепианной фактурой. Некоторые из них входили в концертный репертуар выдающихся пианистов, в том числе А. Г. Рубинштейна.

Лучшие из сочинений Гензельта: первые две части концерта для фп. с орк. (ор. 16), 12 «концертных этюдов» (ор. 2; No 6 – «Будь я птицей, к тебе бы полетел» – самая популярная из пьес Гензельта; имеется также в обр. Л. Годовского), 12 «салонных этюдов» (ор. 5). Гензельту принадлежат также концертные транскрипции оперных и оркестровых произведений. Особенно выделяются обработки для фортепиано русских народных песен и произведений русский композиторов (М. И. Глинка, П. И. Чайковский, А. С. Даргомыжский, М. Ю. Виельгорский и др.).

Произведения Гензельта сохранили важное значение для педагогики (в частности, для развития техники широко расположенных арпеджий). Гензельт редактировал фортепианные произведения Вебера, Шопена, Листа и многих других, а также составил руководство для учителей музыки.

Борис Александрович Фитингоф-ШельО судьбе и творчестве Бориса Александровича Фитингоф-Шеля (1829–1901) – друга и ученика Адольфа Гензельта, рассказала историк балета Янина Гурова. Композитор, музыкальный и общественный деятель, имя которого сегодня, к большому сожалению малоизвестно даже профессионалам. Он родился в 1829 году в семье городничего Моршанска. Отец Александр Фитингоф в прошлом доблестный военный, участник многих сражений войны 1812 года. Его имя увековечено в галерее воинской славы московского храма Христа Спасителя. В семье воспитывалось пятеро детей, и только Борис Фитингоф-Шель страстно увлекся музыкой. Отец всячески препятствовал увлечению сына, считая, что участь юноши – воинская служба.

Игре на фортепиано Борис Фитингоф научился у матери, которая в свою очередь была ученицей Джона Фильда. Софья Поликарповна продолжительное время оставалась единственной поддержкой сына в стремление совершенствования игры на фортепиано. Именно она дала Борису Фитингоф-Шелю начальное музыкальное образование. Только вот первые попытки сочинительства строго пресекались, даже матерью. Сам композитор впоследствии скажет, что по этой причине им было пролито немало слез. Несмотря на строгую военную дисциплину в доме и запрет родителей, Борис Фитингоф тайком сочинял небольшие композиции. Первая «Мазурка», созданная в 9 лет, стоила ребенку сурового наказания и ужесточения дисциплины. Несмотря на это, его интерес к сочинительству только возрос.

Следуя наказу отца, Борис Фитингоф поступил в Михайловское артиллерийское училище. Видя страсть ребенка к музыке, строгий отец однажды сдался. В 15 лет Александр Фитингоф сам привел сына к Адольфу Гензельту, первое время исправно оплачивал частные уроки. Вскоре в семье наступило трудное время, частные занятия стали непозволительной роскошью. Адольф Гензельт пошел навстречу и позволил Борису Фитингофу платить вдвое меньше, отмечая его как одаренного музыкальными способностями юношу. Благодаря этому великодушному шагу будущий композитор совмещал военное образование с музыкальным. Каждую свободную минуту тратил на оттачивание техники. Поддержка Гензельта оказалась для ученика судьбоносной. Впоследствии учитель и ученик подружились. Именно благодаря инициативе и финансовой поддержке Гензельта Фитингоф опубликовал свои первые сочинения.

Выйдя в отставку Фитингоф выкупил особняк на набережной Кутузова, 4, в котором раз в неделю собирались видные деятели искусства, музыканты, драматурги, художники, режиссеры. Встречи с легкой руки Владимира Сологуба стали именоваться «Клубом ярых ревнителей». Создан был Устав, разработан ряд правил. Например, в одном из пунктов говорилось, что собравшимся позволительно любезничать с женщинами не ранее, чем за ужином, чтобы не мешать остальным музицировать или слушать чтецов. Широко распространенные в те годы карточные игры были категорически запрещены.

Клуб прекратил свое существование после отъезда композитора заграницу. В 1860-х годах Фитингоф-Шель много путешествует, пребывает в поисках новых идей для сочинений.

После возвращения в период с 1868–1872 годы Фитингоф-Шель становится одним из Директоров Русского Музыкального общества. В это время он уже вполне успешный композитором, чьи сочинения пользуются успехом у зрителей и имеются в репертуаре ведущих императорских театров. Камерные сочинения, романсы уже многие годы звучат в лучших музыкальных салонах, как в России, так и за рубежом.

Борис Фитингоф-Шель был дружен с выдающимися представителями искусства своего времени. Встречи и события запечатлены композитором в книге воспоминаний «Мировые знаменитости». Они основаны на «Альбоме автографов», который ныне хранится в Отделе Рукописей Российской Национальной Библиотеки.

Мимолетные знакомства, продолжительные дружеские связи со знаменитыми музыкантами, а также драматургами, художниками, певцами и поэтами, описаны Фитингофом в книге в форме кратких очерков. Среди тех, о ком он писал – Глинка, Римский-Корсаков, Лист, Чайковский, Вагнер, Толстой, Дюма-отец, Кугушев, Сологуб, Иванов, Виардо и многие другие.

«Альбом автографов» представляет собой уникальный массивный фолиант в кожаном переплете. В раннем детстве этот альбом был подарен композитору его матерью. Фитингоф-Шель бережно хранил фолиант, наполняя его автографами выдающихся людей, которых встречал. Надо отметить, что не менее трепетное отношение к альбому сохранила и его супруга. После смерти композитора баронесса Ольга Павловна Фитингоф-Шель на протяжении долгого времени вела переписку с Дмитрием Кобеко, служащим в то время директором публичной библиотеки. В своих письмах баронесса оговаривала все нюансы хранения Альбома автографов, подчеркивая необходимость сохранения фолианта только в России.

В Альбоме собрано значительное количество документов, имеющих большой интерес для исследователей русской и западноевропейской культуры XIX века. В нем сохранены письма, посвящения, поэтические строки и нотные автографы, фотографии с подписями, визитные карточки, зарисовки, эскизы, наброски и многое другое. В числе тех, кто увековечил свой авторский росчерк на страницах альбом Фитингоф-Шеля: Ростопчина, Даргомыжский, Чайковский, Рубинштейн, Герке, Петерсен, Шуберт, Виардо, Россини, Дюма-отец, Шаховской, Венявский, Ланге, Бортнянский, Вагнер, Лист, Львов, Толстой, Берлиоз, Глинка, Римский-Корсаков и многие другие.

Как композитор Фитингоф-Шель привлек к себе пристальное внимание прессы после премьер опер «Мазепа» и «Тамара», но был принят публикой в результате постановок балетов «Гарлемский тюльпан» и «Золушка».

Некоторые из работ Фитингофа имели значительный успех за границей, например, в Германии, Франции, Бельгии, Англии. Композитор планировал реализовать целый ряд произведений на ведущих мировых площадках, но этому не суждено было сбыться по многим причинам. Так, например, случилось с поздней оперой «Олоферн». Написанная на французском языке в 1883 году партитура предназначалась для постановки в парижском театре Opera Populair. Премьера так и не состоялась по причине банкротства и бегства директора, а позднее закрытия самого здания. В Париже и Брюсселе проходили концерты, на которых исполнялись исключительно сочинения Фитингофа. Местная пресса отмечала мелодизм его музыки и чрезвычайно блестящую инструментовку.

Фитингоф-Шель – автор многочисленных произведений разных жанров, в том числе опер «Мазепа», «Тамара», «Жуан де Тенорио», «Мария Стюарт», «Олоферн», «Heliodora»; балетов Гарлемский тюльпан», «Золушка», «Джипси»; ораторий «Иоанн Дамаскин», «Stabat Mater», музыкальных картин «Дон Кихот» и «Джинны», симфоний «America. Panorama. Simphonique», «Молитва русских солдат перед боем»; поэмы для оркестра «Бахчисарайский фонтан»; также многочисленных романсов. В общей сложности Фитингофом созданы около 80-ти произведений церковной, камерно-вокальной и камерно-инструментальной музыки. В творчестве композитора имеются сочинения, приуроченные к значимым государственным датам. Например, созданный Фитингофом гимн «Богом хранимый» (1880), написан в честь 25-летия восхождения на престол Александра II. Он был исполнен хорами и музыкантами войск императорской гвардии перед Зимним дворцом в Петербурге.

Умер композитор в 1901 году, в Петербурге. Был похоронен на Смоленском кладбище. Могила, к сожалению, утрачена.

Сегодня имя Фитингофа, к сожалению, известно лишь узкому кругу специалистов. В истории отечественной музыки его имя навсегда останется тесно связанным с жанром балета. Его первое сочинение «Гарлемский тюльпан» – дебют Льва Иванова в качестве балетмейстера. Триумфальная «Золушка» – спектакль, в котором, впервые были исполнены 32 fuette. Балет «Джипси» в судьбе композитора стал последней успешной работой Энрико Чекетти как балетмейстера в России, а также завершил традицию постановок спектаклей силами аристократов–любителей.

Шарль АльканШарль Алькан, которому была посвящена вторая половина вечера, единственный, чье имя звучит относительно часто, как и музыка пользуется успехом у исполнителей.

Занимательные судьбы забытых героев и их сочинения прошлого на один вечер ожили в стенах удивительного Концертного зала. Великолепная филармоническая акустика – отголосок былого времени, когда в 1800-х в этих стенах размещалась церковь ордена Святой Великомученицы Екатерины, отметим, что общий облик Храма сохранился и по сей день. Благоприятная атмосфера самого зала, звучащие музыкальные редкости, воспоминания о потрясающих судьбах композиторов, сделали этот вечер памятным.

Судьбы и творчество композиторов отражено в монографиях:

Скорбященская О. Адольф Гензельт. Штрихи к портрету музыканта: методическое пособие. – СПб.: Композитор, 2017. – 196 с.

Скорбященская О. Шарль Валентин Алькан (1813–1888): Этюды для фортепиано. – СПб.: Скифия-Принт, 2014. – 90 с.

Гурова Я. Фитингоф-Шель Борис Александрович (1829–1901). Биографический очерк. – СПб., 2017. – 160 с.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *