«Большой» Валерия Тодоровского, или Хореографические конвульсии отечественного кинематографа. Часть 2

kinopoisk.ru

Вновь в кино – балет, да еще какой, «Большой»! Фильм, который публика ждала с нескрываемым интересом, ведь Валерий Тодоровский замахнулся на святое искусство в стенах величайшего из театров. Только вот ожидания разбиты, как традиционная тарелка в начале съемочного процесса.

          Сразу скажем, что картина будет «съедена» с аппетитом теми, кто любит балет, но ничего в нем не смыслит. И слегка «подавится» зрелищем профессиональный артист. Единственная, ради кого всем зрителям надо посмотреть данный фильм – Алиса Фрейндлих, блистательно исполнившая одну из главных ролей.

          «Большой» – это новый куплет печальной песни отечественного кино о хореографическом искусстве. Двухчасовая история Тодоровского отчасти похожа на хронику будней воспитанниц хореографического училища. Только вот материал лишен логики повествования и кажется, будто монтировала его героиня картины Галина Михайловна Белецкая, страдающая Альцгеймером. Уже на первой двадцатиминутке теряешься во времени, в котором происходят события, перетасованные годы юности, взросления, детства, коллаж событий, без завязки и развязки, проносятся калейдоскопом. Вероятно, кадры перемешали, а потом смонтировали в произвольном порядке.

kinopoisk.ru

          Сюжет банален – юная провинциалка Юля Ольшанская (в детстве – Екатерина Самуйлина; взрослая – Маргарита Симонова) была замечена танцующей на площади у пивного ларька, некогда успешным артистом, ныне просто пьянствующим постановщиком дешевых шоу в низкопробном ночном клубе Потоцким (Александр Домогаров). Пропитый разум толкает его на благородный поступок сделать танцовщицу из сорванца–подростка, которому грозит колония для малолетних. Взыгравшие амбиции приводят Потоцкого в стены Московского хореографического училища, в котором его непременно узнают, и он договорится о поступлении своей подопечной. Конечно же не обойдется без противостояния двух прим из прошлого, теперь директора МГАХ Унтиловой (Валентина Теличкина) и признанного педагога Белецкой (Френдлих). Несмотря на заявленный режиссером жанр драмы, зрителя ждет трагикомедия с намеком на хэппи-энд.

          Забавно смотреть на картину, зная «кухню» балетного мира изнутри. Представить себе поступление по блату не составляет труда, только вот опоздать на два тура, нахамить директору, опошлить происходящее и после вступить в ряды воспитанниц – вот тут будет посложнее. Позже, когда юное дарование в лице Юли Ольшанской оказывается у балетного станка, то выясняется, что с классическим экзерсисом она совершенно не знакома. С таким поворотом событий согласиться невозможно, потому как героиня в реальности на первом же экзамене была бы исключена из училища. Забавно видеть, как дерзкая Ольшанская «продает» свою роль подруге–сопернице, да еще и сольную партию Авроры, которую предстоит исполнить на сцене Большого театра. Тут не помогли бы никакие покровители, ибо подобное совершенно недопустимо, только что в хореографической сказке на тему «Большой».

kinopoisk.ru

          В фильме целая серия стереотипов: пресловутые фуэте пьяных балерин в сопровождении тотализатора – имеет место быть не только в училищах, но и театрах. «Лебединое озеро» – как предел мечтаний каждой танцовщицы – тривиальная и устаревшая история. Противостояние бедных и богатых, тем более дружба в реальной жизни, затем соперничество на сцене имеет место быть. Только вот не артисты определяют кому танцевать какую партию, не посмеют и пить коньяк на сцене со стареющей этуалью Антуаном (Николя Ле Риш), которому с утра вести урок. Поразительно как Ольшанская бегло говорит на английском, будто заканчивала спецшколу, а не училище, в котором общеобразовательная база во все времена была крайне слабой.

          В одном из интервью режиссер скажет, что использовал три балета Петра Чайковского как отражение процесса становления личности, «Щелкунчик» – детство, «Спящая красавица» – юность, «Лебединое озеро» – зрелость. Противостояния характеров не получилось, проходящие эпизоды из спектаклей свелись исключительно к хронике событий в стенах училища. Нет ничего плохого в демонстрации повседневной жизни будущих артистов, только в реальности все было бы жестче, строже, грубее.

Алиса Фрейндлих – неоспоримо талантливая актриса, создала образ удивительно глубокий, многоплановый. В ней строгость и требовательность к своим воспитанницам соседствуют с незащищенностью, трогательным, материнским отношением к героине. Они во многом близки, протестуют, противятся реальности, добиваются любыми путями желаемого. Валентина Теличкина в роли Директора училища оказывается вполне человечной и уступчивой, что могло быть совершенно иначе. Актриса превратила деспота–руководителя в человека, не лишенного чувств сострадания и профессионального чутья.

kinopoisk.ru

Говоря о актерской игре надо отдать должное даровитой юной спортсменке Екатерине Самуйлиной. Гармоничная и дерзкая она вполне соответствует образу своего персонажа. Как и взрослая версия Ольшанской – Маргарита Симонова. Пусть они не очень схожи, но нельзя не отметить непосредственность, в последнем случае профессионализм артистки балета. Анна Исаева могла бы сделать карьеру в большом кино не только исполняя роли профессиональных балерин.

Тодоровский прогадал в выборе главной сцены и названии фильма. Большого театра как такого почти нет, события могли развиваться в любом провинциальном городе. Хотелось видеть героиню, пробивающую стены на пути достижения цели. В результате она не так и горит желанием сделать карьеру до тех пор, пока не вкушает вкус победы. Неожиданно меняет мечту на деньги, дабы отправить их матери, которая воспитывает ее братьев. Почему бы старшему брату–лоботрясу не помогать семье? А матери в свою очередь хотя бы не поинтересоваться, как и чем занимается ее дочь в Москве? Слишком много нестыковок в сценарной основе, вероятно, скачки по времени и событиям призваны «замести следы» швов в сюжете?

Режиссер картины не без гордости рассказывал во многих интервью, что сценарий создавался на протяжении нескольких лет, в то время как картина снята за 80 дней. Скоропалительность съемочного процесса, как показала премьера, сказалась на качестве. К тому же Тодоровский сетовал, что вынужден был сократить треть отснятого материала. Можно было бы еще минут 30 вырезать без потери смысла в сюжете.

На протяжении сеанса хотелось скрестить сюжеты «Большого», «После тебя» и «Мой папа – Барышников». Первая и последняя картины, во-первых, близки по сюжету, а во-вторых, происходят в одном училище. Так и видится пара Бори Фишкина и Юли Ольшанской в стенах театра и в балетном классе. Хорошо бы руководителем этой горе-компании назначить Алексея Темникова, да заставить их работать над «Лебединым озером».

surfingbird.ru

Хочется иронизировать на тему балета в кино, но становится крайне обидно. Искусство, которое веками формировали лучшие педагогические силы, чтобы создать «Русский балет» – визитную карточку страны, тот самый жанр, что еще не так давно, наравне с покорением космоса был поводом для зависти всего мира. Миллионы из государственного бюджета растворяются в озере слез зрителей, чьи надежды рушатся в залах при просмотре. Можно простить Анне Матисон ее кино о муже, что делает первые неуверенные шаги в балете и молчаливо рушит образ истинного артиста. Дмитрий Поволоцкий оправдан широкой аудиторией, ведь его околобалетная история, все-таки сводится к трансляции непростой жизни в годы перестройки. Откровенная неудача Тодоровского – поразительный факт, хотя бы по причине его несомненного мастерства режиссера, хорошего актерского состава, благодатной темы.

«Большой» составит компанию многим картинам на пыльной архивной полке, как отечественного производства, так и зарубежного. Мир взялся за воспевание хореографии в кино с такой жадностью, что наперебой выпускает продукты на любой вкус от мультфильмов и сериалов, до художественного и документального кино. Следующая на очереди «Матильда». Вновь сплошные ожидания, сопровождаемые многочисленными скандалами, воспринимающимися уже как хорошая пиар-компания.

В завершении совет – «Большой» надо видеть! Причина – Алиса Фрейндлих в антураже настоящих артистов балета. Немного хроники повседневного бытия танцовщиц, тоже могут вполне сойти для одноразового просмотра. Если сравнивать с картиной «После тебя», то история Тодоровского – шедевр, но в сопоставлении даже с его же «Стилягами» – хореографическая конвульсия. Пожелаем режиссеру вернуться к зрителю с новой хорошей работой, а свой поход по «Большому» оставить на радость семи десятков гордых танцовщиц, которые засветились на большом экране.

Василина Столяр

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *