«Vivaldi. Ассоциации» Театра В. Ф. Комиссаржевской

          В одном из лучших драматических театров города появился необыкновенный спектакль, в исполнении студентов РГИСИ мастерской Заслуженного артиста РФ Сергея Дмитриевича Бызгу. «Vivaldi. Ассоциации» значатся в афише как пластические этюды на музыку крупнейшего итальянского композитора, скрипача-виртуоза Антонио Вивальди. В действительности – это полуторачасовое музыкально-театральное действо, заставляющее зрителя пережить широкую гамму эмоций. В основе спектакля –драматургически выстроенный сценарий, словно альбом с эскизами, где каждый из двух десятков юношей и девушек оставил свой набросок, скорректированный опытной рукой мастера. На его страницах – галерея персонажей, ситуаций, вызывающих целую палитру чувств. Индивидуальный почерк студентов проявляется от выводимых мелом на стене букв, до пластических этюдов на сцене. Каждая миниатюра способствует раскрытию ярких и многогранных способностей молодых актеров, уверенно стоящих на подмостках, благодаря опеке мастера.

          В характере С. Д. Бызгу есть нечто от Януша Корчака: их роднит безграничная любовь к детям, самопожертвование, стремление направить на истинный путь, подсказать, поделиться опытом. Это воспитание любовью и верой, а не диктатом и принудительными штудиями многотомных теоретических трактатов. Бызгу обладает редким даром Учителя, который направляет, не лишая своего подопечного свободы действия. Почти отеческое отношение мастера к воспитанникам раскрывает их скрытые резервы и свойственная юности дерзость, направленная во благо, помогает найти себя.

          Непререкаемый авторитет Бызгу ощущается во всем, что происходит на сцене: присущая только ему стилистика, утонченный юмор, отсутствие пошлости и философский подтекст в каждом музыкально-пластическом фрагменте. Он – учитель редкой формации, умело вовлекающий воспитанников в профессию, заражающий неподдельным интересом к мастерству артиста. Инициируя подобные оригинальные по тематике и режиссерскому решению постановки, Бызгу предоставляет редкий шанс своим подопечным научиться говорить на сцене без слов, посредством выразительности тела. В постановке нет даже намека на школярство. Студенты третьего курса уже вполне сформировавшиеся артисты.

          Отрывки из сочинений Антонио Вивальди, перемежающиеся шумовыми эффектами, в аутентичном и современном звучании, с наложением восточных мотивов соединяют этюды воедино. Например, щебет птиц и звук воды пунктиром проходит на протяжение всего действа. Главенствующая в сочинениях композитора скрипка оживает (Б. Кипнис), развиваясь от едва уловимого эха до виртуозного «Шторма» в финале.

Ассоциации, явные и скрытые, вызывают у зрителя улыбку, трогают до слез и заставляют задуматься. В череде пластических новелл нет места примитивному прямолинейному обыгрыванию какой-либо ситуации. С виду незамысловатая история в режиссерском контексте Бызгу становится завораживающей, почти кинематографической короткометражкой.

Сцена лишена декораций, лишь черный портал в глубине с двумя дверными проемами. Костюмы (художник Н. Велегжанинова) всевозможных серых тонов, простого кроя, приближенные к репетиционной форме, не превратили юношей и девушек в безликую массу. Бызгу для каждого нашел едва уловимый характерный пластический штрих. Кокетливые, сварливые, нетерпеливые, медлительные, влюбленные, грустные, любопытные в едином пластическом тексте  имеют особенное звучание. Подобно дирижеру мастер определил в артистическом оркестре наиболее выигрышное место, раскрывающее индивидуальность. Стоит отметить, выразительность, фактурность, несомненную одаренность, выраженную посредством пластики.

Неслучайно в афише консультантом значится Алиса Панченко, хореограф, чей яркий почерк хорошо знаком почитателям современного искусства. Ее самобытный талант проявляется в свободе самовыражения, без оглядки на чужое мнение, ограничивающее многих постановщиков.

Полтора десятка пластических зарисовок на протяжении всего действия заставляют зрителя неустанно следить за происходящим. Некоторые из них заслуживают особого внимания.

«Урок» (Г. Саварский, Е. Карманова и другие) – полифоническая пластическая зарисовка подчеркивает удивительную музыкальность молодых артистов.

«Война» (А. Подосинникова) надолго останется в памяти каждого зрителя. Оригинальное режиссерское решение, где щебет птиц заглушен набатом строевого марша, беззаботная юность, со свойственной ей веселостью, затоптана кирзовыми сапогами.

«Скульптор. Память» (К. Плотников, Е. Карманова, И. Авдеев, И. Вальберг, Б. Гудыменко, С. Шапкин) этюд о бережно хранимых воспоминаниях. Эмоции, которые вызывает групповой семейный портрет, едва уловимый силуэт, отраженный на пьедестале памяти. Музыка с драматической паузой, выступает как полноценный участник действия, а не ее иллюстратор.

«Юность. Зрелость. Старость» (Е. Карманова, Е. Панасюк, А. Столярова) заставляет зрителя вздрогнуть. Мимолетная жизнь проносится на фоне белого полотна. Оно служит границей, сдерживающей порывы Юности: затем, усеянное лепестками алых роз, уступает место Зрелости. Мгновение – и уже скованная в движениях Старость с тоской глядит в сторону безвозвратно утраченной молодости.

Зрителям придется по душе и серия забавных зарисовок. «Пиджаки» (Б. Гудыменко, А. Хуратов, Е. Шмыга, Д. Янин) – отражение современной, стремительно растущей «популяции» клерков. Мужской квартет на сцене облачается в классический костюм, повязывает галстук с равнодушным выражением лица (в полной тишине). Режиссером найдены яркие акценты, характеризующие каждого при единстве действия. Это дружеский шарж, где выявлены индивидуальные черты личности.

Нашлось место в постановке и самому композитору. Образ Антонио Вивальди (молодого – А. Фурманов, зрелого – С. Шапкин) в одноименном этюде хрестоматийно точен. Стремительные движения рук не успевают фиксировать зарождающиеся мелодии. От рождения до старости – неустанный труд, кропотливая работа над сочинениями. В вихре вырывающихся из-под пера партитурных листов незаметно проносится жизнь.

Этюды на злободневные темы, пороки и пристрастия – карикатурны. От них не остается ощущения безысходности, напротив, через призму сатиры намечен выход.

Сквозной темой проведен образ современного молодого человека, отвлеченного от реального мира музыкой, звучащей в наушниках. Едва уловимые звуки скрипки не сразу привлекают его внимание. Постепенно вслушиваясь в мелодию Вивальди, юноша следует за ней как завороженный и будет предан отныне только ей. В этом есть некий пророческий посыл режиссера. Спектакль, рассчитанный на современную молодежь, ненавязчиво предоставляет возможность взглянуть на себя со стороны. Аудитория, возраст который приближен к артистам на сцене, ассоциативно персонализирует себя, и философский подтекст каждой пластической зарисовки не оставит ее равнодушной. Вторую жизнь здесь обретает и хорошо знакомая музыка Антонио Вивальди.

Третий курс мастерской С. Д. Бызгу уже заявил о себе громко и заслужил одобрение публики. Хочется верить, что каждый из учеников найдет свое место в кинематографе, куда стремится большинство, и на театральных подмостках, без которых актерское искусство не жизнеспособно. Полные энергии и творческого вдохновения, культивируемого в них учителем, поможет преодолеть тернистый артистический путь. Остается пожелать уже вполне сформировавшимся воспитанникам курса С. Д. Бызгу, в будущем, достигнув вершины, никогда не забывать мастера, который подарил им путевку в жизнь.

Янина Гурова

За предоставленные фотографии благодарим администрацию театра

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *